Студенты и преподаватели кафедры драматургии и киноведения побывали на фестивале архивного кино «Белые столбы - 2014»

17 марта 2014

Очередной фестиваль архивного кино «Белые столбы» в Госфильмофонде России в этом году прошел с 24 февраля по 1 марта. Студенты кафедры драматургии и киноведения и их преподаватели посетили его. Подробнее  - в отчетах Светланы Семенчук (гр. 158) и Арсения Занина (гр. 258)

Фестиваль архивного кино «Белые столбы» - событие само по себе уникальное. Традиционно в программе просмотров: архивные  находки, восстановленные фильмы, отдельный блок хроники и анимации. Но просмотры – лишь часть фестивальной жизни. Киносмотр в «Белых столбах» замечателен ещё и тем, что на это событие съезжаются лучшие киноведы страны. Фестиваль предоставляет уникальную возможность понять больше о работе архивистов, киноведов и историков кино. Киноведы предстают не только теоретиками, размышляющими о киноискусстве, но и практиками: в Белых Столбах идет колоссальная работа по восстановлению, аннотированию, идентификации архивных материалов.

Киносмотр в «Белых столбах» – годовой отчет о проделанной работе сотрудников главного фильмохранилища страны.   Каждый год фестиваль представляет программу архивных находок. В этом году участники могли увидеть единственный немецкий фильм Якова Протазанова «Паломничество любви», «Белую смерть» Михаила Капчинского, материалы к фильму Абрама Роома «Совесть мира».

Николай Майоров, вот уже несколько десятков лет занимающийся восстановлением фильмов, представил на суд зрителей не только программу восстановленного советского стереокино, но и кинодокумент величайшей исторической важности – запись торжественного мероприятия со дня открытия в Санкт-Петербурге первого заседания государственного совета и государственной думы первого созыва 27 апреля 1906 года.

Отдельный блок показов был посвящен кинопробам. По сути своей, уникальным материалам. Благодаря им возможно прикосновение к самому процессу создания фильма. Трудно представить то,  что всеми любимая «Золушка» Надежды Кошеверовой и Михаила Шапиро могла бы быть совсем другой сказкой. Фаина Раневская, например, играла бы молодящуюся роковую женщину, а в роли «Золушки» была бы не хрупкая блондинка Янина Жеймо…

Иллюзией кино прощается Госфильмофонд с ушедшими из жизни. Программа In memoriam оставляет в памяти любимые фильмы Валерия Босенко, Евгения Барыкина, и, конечно, Владимира Дмитриева – главного хранителя-архивиста Госфильмофонда и создателя его истории.

Но даже несмотря на потери прошлого года, фестиваль в Белых Столбах продолжает радовать своих гостей архивными находками: фильмами неизвестными, забытыми или считающимися исчезнувшими. Благодаря этому и многому другому зимний киносмотр становится настоящим святилищем для киноведов. Сокровищницей, таящей в себе шедевры, что скрыты в километрах кинопленок.

Светлана Семенчук

158 группа

Вспыхивает экран и возникает заветная надпись «Госфильмофонд России представляет», как может тут радостно не ёкнуть сердце!? Как можно не ущипнуть себя за локоть, продолжая боятся, что все это окажется только грезой и двухнедельное ожидание (с того момента когда узналось, что поездке все-таки быть) сменится будничным вторничным утром!? "Киноведов только пусти целый день фильмы смотреть!" - фыркнет иной. Но как объяснить ему восторг первооткрывателя, когда снятый в тридцать шестом году в Одессе но так и не вышедший в прокат фильм Михаила Капчинского «Белая смерть», очередная вариация героической борьбы подпольщиков за будущую Советскую Родину, на поверку оказывается потрясающем по красоте фильмом о набегающем на берег море, фильмом о солнечном свете, что скользит по волнам, застревает в рыбачьих сетях и блестит на чешуе свежевыловленной рыбы, фильмом о ветре, что путается в волосах рыбачки Сони и в белоснежных парусах, которые она крепит к рее. И тут ветер встречается с солнцем: в озорном взгляде чумазых от копоти мальчишек чистящих пароходные котлы, в дыму их папиросок. И эта киногения сливается, сплетается,  двигается с постоянной музыкой, отзывающейся эхом почти брехтовских зонгов и взрывающейся в финале вечной Варшавянкой, которую уже, кажется, готов подхватить весь зал, и подхватил если бы фильму было суждено добраться до экранов в свое время... Почему не добрался? Говорят, от слабости режиссуры, от безнадежной слабости... Сложно сказать так это или нет, ведь фильм уже изменился, он выдержался за восемьдесят лет, настоялся, но не в дубовых бочках, а в жестяных банках на полках нашего Дракона. И пусть этот образ давно растаскан миллионами строк, и пусть Дракон совсем не страшен и каждый год сам отбирает свои лучшие сапфиры и алмазы и делится ими с теми, кто жаждет получить эти сокровища. С теми Ланселотами печального образа, отправляющимися в поход за очередными Чашами Грааля в мировые киноархивы, с теми кто кружит в поисках «Почты» Цехановского вокруг света, одержимыми, страстными и одинокими, но способными за чашечкой кофе рассказать множество историй о своих приключениях. С такими как Евгений Яковлевич Марголит, который, разыскав эту искрящуюся Одессу, поделился с нами, еще только готовящимся стать оруженосцами, историями об операторской традиции Украины, благодаря которой "Белая смерть" стала шедевром сейчас. И значит исполнена главная миссия синематеки: храни всё, еще не известно как увидят этот фильм через сто лет. С такими как Николай Анатольевич Изволов, ежегодно находящий несколько новых короткометражных фильмов легендарного «Кинопоезда» Медведкина, еще пару десятков лет назад существовавших исключительно в воспоминаниях их создателей и значившихся «пропавшими без вести». Теперь с каждым годом эти фильмы пополняют отряд выживших на бивуаке медведкинских полок Госфильмофонда. И как может не замирать сердце, когда замечаешь «коротко промелькнувший в кадре знакомый профиль в летном шлеме, с еще не седой головой», профиль Последнего Большевика Медведкина? Как можно после этого свернуть куда-то и сомневаться в своем пути? Как можно отступиться перед трудностями? Даже если главный вопрос который мы, студенты, задаем себе «Как суметь прожить, сохраняя историю кино? ». И если выбранная нами профессия, кажется, сулит одиночество (ведь приходится признать, что давно прошло время торжества синематек), то пусть это будет «одиночество бегуна на длинную дистанцию». И пусть мы сможем не умереть с голоду. И пусть каждый год можно будет сделать маленькую, но такую нужную февральскую передышку в «Белых Столбах».

Арсений Занин

 258 группа