Сергей Пускепалис: «Режиссер – это прораб»

12 сентября, 2016

Студенты Института кино и телевидения встретились с актером, режиссером, заслуженным артистом России Сергеем Пускепалисом и посмотрели его фильм «Клинч». Картина никого не оставила равнодушным и стала главной темой беседы. Именно на ее примере Сергей рассказал о своих взглядах на кинематограф, театр и отношения между режиссером и продюсером

Фильм «Клинч», провокационный и непредсказуемый от начала до финальных титров, вызывал самую живую реакцию во время показа, удостоившись криков «браво» и аплодисментов. Когда в аудитории зажегся свет, все еще были слышны комментарии ребят: «Хорошее кино», «Вот так нужно писать сценарии!», «О чем был фильм?». После того, как Сергей Пускепалис вышел к ребятам, последний из них был адресован ему в качестве вопроса. Режиссер не стал отвечать на него и посоветовал еще раз пересмотреть картину:

– Этот фильм по-настоящему откроется за вторым просмотром. Первый проходит на уровне цирка, парада аттракционов. Я совершенно сознательно шел на то, что картина не будет нравится всем. Любое произведение искусства должно куда-то вести. Некоторые восприняли фильм как нечто-то неприемлемое. Но я знаю и другую позицию, что он настолько точно и четко отражает внутренний неосознанный поиск себя, что даже комментировать сложно. Я смотрел этот фильм раз восемьсот, пока монтировал, и отвечаю за каждую его секунду, за все, что сделано. И, если кому-то что-то не пришлось по душе, что делать.

– Большое спасибо, что пригласили меня на встречу в столь прекрасное учебное заведение, которое формирует ваше сознание. Потом вы начинаете формировать сознание людей, – отметил заслуженный артист России. – Это очень ответственная задача, от ее выполнения зависит в каком обществе мы будем жить. В нашем государстве многое зависит от работников той сферы, в которой я уже давно нахожусь, а вам предстоит. Вам повезло учиться в стенах этого учебного заведения.

Фильм «Клинч» стал дебютной работой Сергея Пускепалиса в кино в качестве режиссера. Он пришел к нему в зрелом возрасте, имея за плечами богатый опыт режиссерской работы в театре. Именно поэтому в качестве основы для фильма был выбран хорошо знакомый материал – пьеса, которая с огромным успехом шла в Уфимском молодежном театре. И если в киноверсии играли песни группы «Би-2», то в театре использовались композиции коллектива «Никола Стасюк».  

– У меня не было времени на эксперимент. Здесь нельзя было ошибиться. Я шел к этому сценарию, наверное, лет десять. И, естественно, я понимал, что за моей затеей должны стоять большие деньги, – рассказывает Сергей. – Нужен был вариант, где есть слова, отношения между людьми, игра в жизнь, разножанровые выпадения, постоянные качели… Я разбираюсь в этом достаточно хорошо и подумал, что неплохо было бы перевести пьесу на язык кино. Нужно было работать с проверенными людьми. Одним из них стал драматург Алексей Сапковский, мой верный партнер, с которым мы сделали уже 11 спектаклей. Другим – Алексей Серебряков, который три года ждал, когда нам дадут деньги. И если бы его не было, то не было бы картины. Это история игры в жизнь, а так жестоко играть собой может только человек очень порядочный.

Сергей в 33 года поступил на факультет режиссуры к Петру Наумовичу Фоменко и сразу попал на второй курс. До этого Пускепалис ставил спектакли, но отмечает, что это «носило характер прекрасного дилетантизма»:

–  У каждого свой индивидуальный путь в эту уникальную профессию. Можно получить диплом режиссера и считать себя таковым. Но режиссер – это человек, который может собрать и организовать определенное количество людей вокруг своей идеи. Но и этого мало. Нужно попытаться, учитывая их индивидуальные особенности и другие факторы, вроде финансирования, довести эту идею до логического завершения, чтобы все было понятно не только режиссеру, но и зрителю. Очень сложно к этому прийти, потому что приходится иметь дело с творческими единицами. А вы сами знаете, творческая единица... черт его знает, что у нее в голове! Их надо заразить идеей. Для меня режиссер – это прораб, производитель работы. 

Студентов Института кино и телевидения, конечно, интересовало, что приобрела и потеряла пьеса, получив киновоплощение:

– Театр – это магическая штука. Спектакли делает зритель. Во многом все зависит от того, в каком настроении вы пришли, от навыков актеров. Это похоже на гладиаторскую арену. Режиссер должен проявить хитрость, настроить вас на общую волну. Если два человека ходили на одну поставку, но в разное время, то они говорят о разных спектаклях. Понятно, что котлеты должны быть одинаковыми в ресторане – они не могут быть сегодня лучше, завтра хуже. В театре иногда бывает – просто раз и чудо какое-то, а иногда, как будто телегу тянут. Хотя, конечно, у актеров имеются свои приемы, чтобы выйти из такого состояния. В театре колдовство, здесь можно больше, чем в кино. В кино совсем другая история. Сюжет тот же, идея та же. Но у меня было более 80 фокус-групп. Приходят разные люди в зал и смотрят. Мне фильм уже не интересен, мне интересно, как люди на него реагируют. Дальше мы сидим с режиссером монтажа и долгими вечерами по секунде выверяем ритм фильма. Потом самое страшное, когда ты понимаешь, что чего-то не доснял. Там есть два момента, когда я пошел на компромисс у съемочной группы и не снял пару планов. И еще у меня есть нелюбимый момент, когда я потратил лишних 50 тысяч долларов, целый съемочный день, чтобы отснять материал, который я потом просто взял и выбросил. Я был в плену каких-то своих якобы талантливых придумок, но потом понял, что это уж «очень талантливые придумки» и попытался быстро от них избавиться.

Отвечая на вопросы студентов-продюсеров, Сергей отметил важность их будущей профессии для современного кинопроизводства:

– В Америке продюсеров и режиссеров сводят на первом курсе. Они поступили вместе и учатся. Продюсер начинает понимать, насколько ему необходим режиссер, а режиссер – зачем ему нужен продюсер. Один дополняет другого. Режиссер не должен думать о деньгах и прокате, а должен думать о составляющих. Также как продюсер не должен думать о составляющих. Картина должна быть ему симпатична, не более того, но дальше он должен думать, как ее продать. Это как у Пушкина: «не продается вдохновенье, но можно рукопись продать». Вдохновение – это один человек. А как рукопись продать – другой. Как правило, совмещение этих двух качеств невозможно. Иначе начинаешь сам с собой входить в такие компромиссы, что не получается ни то, ни другое.

 

 

Служба информации СПбГИКиТ

Ведущий мастер-класса: 
Сергей Пускепалис